Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

кроссовки 1

Петергоф. Царские праздники

После векового перерыва в Петергофе возобновляются парковые театральные вечера. Последних высоких гостей старого времени на Ольгином острове принимал российский император. Первые высокие гости новой эпохи подтянутся в это воскресенье. Будут, как прежде, огни иллюминации, музыка, фейерверк, танцы; обещано царское меню. Вновь открывается гостиница «Самсон», соизволение на устройство которой напротив своего летнего дворца дал 170 лет назад государь Николай I. В другую Россию возвращаются прежние традиции. 

Предыдущий (и, как казалось до недавнего времени, вообще последний в истории) парковый праздник в Петергофе, на Ольгином острове посередине Ольгиного пруда, состоялся в конце июля 1898 года. В тот день в Петербург по приглашению Николая II пожаловал король Румынии Кароль I. Он был вдвое старше молодого российского императора; объединенных православной верой и общей борьбой против турок Россию и Румынию связывали тем не менее настороженные политические отношения. Николаю II только-только исполнилось тридцать лет; за спиной у него уже была Ходынка, но о «кровавом воскресении» он еще и не подозревал. В конце XIX века Россия быстро развивалась, ни с кем не воевала, а потому казалось современникам сильной как никогда.

Начало летним торжествам царской фамилии в Петергофе положила в середине 1840-х годов воля другого императора, Николая I. В расцвеченных тысячами огней иллюминации Колонистском и Луговом парках под музыку оркестров и залпы фейерверков Романовы более полувека отмечали семейные праздники и принимали высокопоставленных гостей. Гуляния устраивали всегда в июле и августе, но не каждый год; все зависело от императорских хотений. Александр III, например, Петергоф не любил и всегда проводил лето в Гатчине. Воцарившись, Николай II решил было следовать традициям не отца, а прадеда: в 1897 году он приказал выстроить на Ольгином острове «воздушный» театр - в виде полуразрушенного греческого портика, для античных представлений. Волю монарха, естественно, тут же исполнили, но будущее показало, что театр использовался мало, приняв артистов и зрителей лишь дважды. Хотя Николай иногда прогуливался по Финскому заливу на яхте «Штандарт», а Петергофе император бывал нечасто, предпочитая для каникулярного времяпровождения Левадийский дворец в Крыму. Так что Кароль I оказался последней коронованным иностранцем, ставшим свидетелем блеска и роскоши парковых торжеств в Петергофе.
 Ольгин пруд

Главной декорацией сцены на Ольгином острове служили кроны тенистых деревьев и диковинные растения. Оркестровую яму скрывал от зрителей партер, устроенный из цветочных гирлянд. Амфитеатр с золочеными креслами для августейших особ освещали три электрических солнца. Русский государь и его румынский коллега прибыли к Ольгиному острову на царском катере. Ярко засветился огромный двуглавый орел, символ империи; загорелись тысячи разноцветных бенгальских огней. В тот вечер давали коронационный балет «Волшебная жемчужина» на музыку Риккардо Дриго. Как и за четыре года до этого (во время торжеств по случаю восшествия на престол), главную партию танцевала Матильда Кшесинская. В 1898-м прима Мариинского театра уже не была фавориткой Николая; их роман завершился после помолвки наследника трона с немецкой принцессой Алисой Гессенской, ставшей потом императрицей Александрой Федоровной; у Николая и Александры уже родились двое девочек.
 Матильда Кшесинская

Отсмотрев спектакль, сотни гостей отправились трапезничать. Насытившись, катались по пруду на лодках и наслаждались фейерверком. Насладившись, чаевничали. Очевидец торжеств вспоминал: «Как только сумерки окутывали землю, окрестности Ольгина острова принимали фантастический вид. Громадные лилии и звезды из разноцветных шкаликов блистали по дорожкам парка, весь берег пруда переливался линией синих лампионов. Среди пестрых переливов десятков тысяч огней, игравших как драгоценные камни, всеми цветами радуги, мягко светился сам Ольгин остров, точно жемчужина…» Первым уехал император со свитой. Остальные расходились заполночь; желающие до утра продолжали банкет в ресторане отеля «Самсон», напротив входа в Верхний парк Большого Петергофского дворца. 

   Отель "Самсон"

Помимо развлечения для избранных, царские парковые праздники в Петергофе стали частью истории русского балетного искусства. Здесь – в сложной для тех времен постановке, «на воде» - лучшие артисты императорских театров танцевали дивертисмент из балета «Наяда и рыбак», здесь состоялись премьеры балетов «Две звезды», «Сон в летнюю ночь», «Жертвы Амуру», «Приключения Пелея». Здесь звучали самые сладкие певческие голоса; здесь устраивались самые пышные костюмированные представления. Много десятилетий продолжение этой дворцово-театральной истории было немыслимым, потом стало казаться призрачным, потом - возможным, и наконец превращается в реальность. В России теперь другая империя и новая знать, хотя подчас возвышения нравов и не заметишь. На месте Колонистского парка - жилые кварталы, петровская Правленская улица, ведущая от Дворцовой площади до Ольгиного пруда, пересекается со Средней Советской. Но в петергофском соборе Петра и Павла – вновь храм Божий, а не, как четверть века назад, склад стеклотары; уцелел и отреставрирован Ольгин павильон на острове; опять открыта простоявшая всю народную власть полуруиной гостиница «Самсон». Не стало меньше и первоклассных исполнителей: ровно сто десять лет спустя на Ольгином острове – и Штраус, и Россини, и Верди. Николай Копылов, лирический баритон, поет «Куплеты Тореадора» и «Песню Никиты», балетная звезда Ирина Колесникова танцует адажио из «Лебединого озера». В ясную погоду закаты над Ольгиным прудом все так же чудесно хороши. 
Через неделю читайте в моем блоге: Меню Александра Дюма

Большая история праздничного Петергофа продолжается:
26 июля на берегу Ольгиного пруда состоится церемония открытия гостиницы «Самсон». 
Традиция петергофских парковых торжеств наконец возрождена