Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

кроссовки 1

Черный пес Петербург

 

Противоречивые обстоятельства смерти трех русских знаменитостей – прославленного композитора, талантливейшего поэта, выдающегося художника – создают вокруг Петербурга ореол сумрачной тайны. На стальных берегах Невы, впрочем, кончина способна заворожить почти так же сильно, как способна очаровать жизнь. Питер – мистический город, поэтому и жить здесь «не новее, чем умирать». 

 

         Если верить в то, что Петербург - мистический город, а в этом убеждены многие, то здесь завлекательна не только жизнь, здесь завораживает и смерть, понятая как таинство прощального парада. Питер и впрямь колеблется на грани миров, вечерами он неспроста наполнен мутным зеленоватым светом, не случайно тут всегда долгие сумерки, недаром именно сюда приходят бесконечные зимние ночи и бескрайние летние дни. Таких городов, органично сочетающих пафос свободного творчества с эстетикой вечного увядания, в России больше нет, да и за пределами страны мне их встречалось немного. Это, без сомнения, Венеция; пожалуй, Амстердам; наверное, Ливерпуль; с оговорками какой-нибудь Аллапул или Инвернесс на тоскливом шотландском севере. Но все же только в Петербурге гранит и мрамор столь надменно встречают промозглый ветер и холодную волну, лишь здесь горизонталь городской перспективы в такой степени важнее архитектурной вертикали. Нигде больше стальное, словно осенняя река, небо не накрывает так плотно серую, словно осеннее небо, речную гладь.

«Это не Швеция, это по Невскому вечером, \ Пальцев капканы, навстречу прохожие хмурые», - Сурганова первой спела, но наверняка не первой так подумала. «А выше поехавших крыш - пустота, \ Наполняются пеплом в подъездах стаканы, \ В непролазной грязи здесь живет чистота», - Шевчук прохрипел это первым, но вряд ли первым так почувствовал. В Петербурге принято испытывать меланхолию, Питер легко отстраняет человека от жизни, толкает каждого внутрь себя, в депрессию, мягко обволакивает одиночеством. Поэтому кончина здесь часто приходит… нагая, что ли, - на срыве глупого ужаса и истерики хохота. Открыл в Интернете раздел «Архив новостей», набрал «Смерть в Петербурге», и первой строкой выпрыгнуло невероятное, истинно питерское: «Мужчину убило складным диваном. Служба спасения не смогла помочь».

Этот город рождает фантазмы. Если гений встречает в Петербурге смерть, она так противоречива, туманна, загадочна, что десятилетиями не дает покоя миллионам, продолжая беспокоить вечно спящих.

28 декабря 1925 года в номере на втором этаже ленинградской гостиницы «Англетер» обнаружили труп Сергея Есенина. 30-летний поэт повесился под высоким потолком на трубе парового отопления через сутки после того, как написал свои последние стихи: «В этой жизни умирать не ново, \ Но и жить, конечно, не новей»… «Он страшно жил и страшно умер», - сказала Анна Ахматова. «Сотни людей спрашивали меня, почему он сделал это, – писал в мемуарах Анатолий Мариенгоф, - Где-то когда-то мне довелось прочесть биографию шотландской принцессы XV века. Если память не изменяет, ее звали Маргаритой. Умирая, принцесса произнесла: «Плевать на жизнь!» Ей было девятнадцать лет… Есенинская трагедия чрезвычайно проста. Врачи это называли «клиникой». Он и сам в «Черном человеке» сказал откровенно: «Осыпает мозги алкоголь». По поводу кончины Есенина развернулась дискуссия, не стихающая до сих пор. По запросу Есенинского комитета Института мировой литературы проводили всероссийское расследование. Снова сделали вывод: самоубийство, однако гипотезы насильственной гибели выдвигаются по-прежнему.

В семи минутах неспешной прогулки от «Англетера», на втором этаже дома номер 13 по Малой Морской улице, на три десятилетия раньше Есенина, 25 октября 1893 года, скончался Петр Чайковский. Официальный диагноз - холера, однако молва не верит в естественную смерть выдающегося русского композитора так же, как сомневается в самоубийстве выдающегося русского поэта. Ходили слухи, что 53-летнего гомосексуалиста Чайковского уличили в любовной связи с молодым родственником знатного царедворца (по другой версии – с сыном врача Николая Склифосовского), и Чайковский отравился (вариант: добровольно заразился холерой) под давлением чиновников из окружения государя или по приговору суда чести своих бывших однокурсников по элитарному училищу правоведения. И эти версии не имеют исчерпывающего подтверждения - как, впрочем, и устраивающего всех опровержения. Фактом является другое. В Шестой симфонии Чайковского, «Патетической», премьера которой состоялась в Петербурге всего за десять дней до кончины композитора, звучит тема гибели, об этом свидетельствуют и подготовительные записи: «Финал - смерть - результат разрушения».

Знаменитый русский художник-модернист Николай Врубель скончался 14 апреля 1910 года в психиатрической больнице на Старом Петергофском шоссе от воспаления легких. Или и это было фактическим самоубийством, до сих пор гадают биографы? Целое десятилетие Врубель балансировал на грани помутнения рассудка; свои последние великие картины - «Шестикрылый Серафим», кладбищенские сцены из «Ромео и Джульетты» - он создал в промежутках между приступами болезни. Когда недуг усиливался, Врубель считал себя грешником, наказанным за то, что писал и Христа, и Фауста, и Ангела, и Демона. За четыре года до смерти художник ослеп и ждал смерти как избавления. Он пытался уморить себя голодом, намеренно стоял в морозные дни перед открытой форточкой. На похоронах художника Александр Блок назвал Врубеля «вестником иных миров».

Помните: эти иные миры в Петербурге иногда совсем рядом. Это мистический город. Это Черный пес Петербург.

Этот зверь никогда никуда не спешит.

Эта ночь никого ни к кому не зовет.

 

 

Через неделю читайте в моем Блоге: Царь-Рыба


кроссовки 1

Чёрный пёс Петербург

Противоречивые обстоятельства смерти  трех русских знаменитостей – прославленного композитора, талантливейшего поэта, выдающегося художника – создают вокруг Петербурга ореол сумрачной тайны. На стальных берегах Невы, впрочем, кончина способна заворожить почти так же сильно, как способна очаровать жизнь. Питер – мистический город, поэтому и жить здесь «не новее, чем умирать».  

            Если верить в то, что Петербург - мистический город, а в этом убеждены многие, то здесь завлекательна не только жизнь, здесь завораживает и смерть, понятая как таинство прощального парада. Питер и впрямь колеблется на грани миров, вечерами он неспроста наполнен мутным зеленоватым светом, не случайно тут всегда долгие сумерки, недаром именно сюда приходят бесконечные зимние ночи и бескрайние летние дни. Таких городов - органично сочетающих пафос свободного творчества с эстетикой вечного увядания - в России больше нет, да и за пределами страны мне их встречалось немного. Это, без сомнения, Венеция; пожалуй, Амстердам; наверное, Ливерпуль; с оговорками, какой-нибудь Аллапул или Инвернесс на тоскливом шотландском севере. Но все же только в Петербурге гранит и мрамор столь надменно встречают промозглый ветер и холодную волну, лишь здесь горизонталь городской перспективы в такой степени важнее архитектурной вертикали. Нигде больше стальное словно осенняя река небо не накрывает так плотно серую словно осеннее небо речную гладь.
"Это не Швеция, это по Невскому вечером, 
Пальцев капканы, навстречу прохожие хмурые»,
 
- Сурганова первой спела, но наверняка не первой так подумала.
 «А выше поехавших крыш - пустота, 
Наполняются пеплом в подъездах стаканы, 
В непролазной грязи здесь живет чистота»,
 
- Шевчук прохрипел это первым, но вряд ли первым так почувствовал.

           В Петербурге принято испытывать меланхолию, Питер легко отстраняет человека от жизни, толкает каждого внутрь себя, в депрессию, мягко обволакивает одиночеством. Поэтому кончина здесь часто приходит… нагая, что ли - на срыве глупого ужаса и истерики хохота. Откройте в Интернете раздел «Архив новостей», наберите «Смерть в Петербурге», и первой строкой выпрыгнет невероятное, истинно питерское: «Мужчину убило складным диваном. Служба спасения не
 смогла помочь».

Этот город порождает фантазмы. Если гений встречает в Петербурге смерть, она так противоречива, туманна, загадочна, что десятилетиями не дает покоя миллионам, продолжая беспокоить вечно спящих. 
   
           28 декабря 1925 года в номере на втором этаже ленинградской гостиницы «Англетер» обнаружили труп Сергея Есенина. 30-летний поэт повесился под высоким потолком на трубе парового отопления, через сутки после того, как написал свои последние стихи: 
«В этой жизни умирать не ново, 
Но и жить, конечно, не новей
»…
          
«Он страшно жил и страшно умер», - сказала Анна Ахматова. «Сотни людей спрашивали меня, почему он сделал это, – писал в мемуарах Анатолий Мариенгоф, - Где-то, когда-то мне довелось прочесть биографию шотландской принцессы XV века. Если память не изменяет, ее звали Маргаритой. Умирая, принцесса произнесла: «Плевать на жизнь!». Ей было девятнадцать лет… Есенинская трагедия чрезвычайно проста. Врачи это называли «клиникой». Он и сам в «Черном человеке» сказал откровенно: «Осыпает мозги алкоголь». По поводу кончины Есенина развернулась дискуссия, не стихающая до сих пор. По запросу Есенинского комитета Института мировой литературы проводили всероссийское расследование. Снова сделали вывод: самоубийство, однако гипотезы насильственной гибели выдвигаются по-прежнему. 

В семи минутах неспешной прогулки от «Англетера», на втором этаже дома номер 13 по Малой Морской улице, на три десятилетия раньше Есенина, 25 октября 1893 года, скончался Петр Чайковский. Официальный диагноз: холера, однако молва не верит в естественную смерть выдающегося русского композитора так же, как сомневается в самоубийстве выдающегося русского поэта. Ходили слухи, что 53-летнего гомосексуалиста Чайковского уличили в любовной связи с молодым родственником знатного царедворца (по другой версии – с сыном врача Николая Склифосовского), и Чайковский отравился (вариант: добровольно заразился холерой) под давлением чиновников из окружения государя или по приговору суда чести своих бывших однокурсников по элитарному училищу правоведения. И эти версии не имеют исчерпывающего подтверждения - как, впрочем, и устраивающего всех опровержения. Фактом является другое. В Шестой симфонии Чайковского, «Патетической», премьера которой состоялась в Петербурге всего за десять дней до кончины композитора, звучит тема гибели, об этом свидетельствуют и подготовительные записи: «Финал – смерть - результат разрушения».
 

Знаменитый русский художник-модернист Николай Врубель скончался 14 апреля 1910 года в психиатрической больнице на Старом Петергофском шоссе от воспаления легких. Или и это было фактическим самоубийством, до сих пор гадают биографы? Целое десятилетие Врубель балансировал на грани помутнения рассудка; свои последние великие картины - «Шестикрылый Серафим», кладбищенские сцены из «Ромео и Джульетты» - он создал в промежутках приступов болезни. Когда недуг усиливался, Врубель считал себя преступным грешником, наказанным за то, что писал и Христа, и Фауста, и Ангела, и Демона. За четыре года до смерти художник ослеп и ждал смерти как избавления. Он пытался уморить себя голодом, намеренно стоял в морозные дни перед открытой форточкой. На похоронах художника Александр Блок назвал Врубеля «вестником иных миров». 

       Помните: эти иные миры в Петербурге иногда совсем рядом. Это мистический город.Это Черный пес Петербург. 

Этот зверь никогда никуда не спешит.
Эта ночь никого ни к кому не зовет.

В моем блоге через неделю: Чугунные решётки Петербурга