Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

кроссовки 1

Карильон, или История русской гордости

Дальше все было как в старой телепередаче «Советский Союз глазами зарубежных гостей»: чудак-иностранец влюбился в чужой город, изучил русский язык, нашел себе русскую жену и решил восстановить старый карильон, благо на звоннице Петропавловского собора сохранилось несколько колоколов XVIII века.

Малиновый звон раздается над Петропавловской крепостью по субботам и воскресеньям. Это звучит карильон, инструмент из специально подобранных и настроенных колоколов. В карильоне средней звонницы собора Святого Петра и Павла - 51 колокол общим весом пятнадцать тонн; колокола настроены в диапазоне четырех октав. В городе ежегодно проводится музыкальный фестиваль «Петербургский карильон», чем петербуржцы гордятся: где еще такую диковинку встретишь! В Москве, например, карильонов вообще нет; инструмент Михайловского Златоверхого собора в Киеве хоть и исполняет народную песню Гей, наливаймо повнiї чашї, остается новоделом, о котором не сложить старинного предания.

А у русской гордости – многовековая история. Однажды Петр I отправился в свои любимые Нидерланды. Во фламандском городе Мехелен (по-французски - Малин) царя привел в восторг малиновый колокольный звон. Карильон считается народным фламандским инструментом, и главный «оркестр колоколов» с XV века находится как раз в Мехелене, на звоннице собора Святого Ромбольта, мне как-то доводилось его слышать. Мехелен-Малин – мировая столица карильонной музыки; здесь проводят крупнейший международный конкурс карильонеров «Королева Фабиола», здесь проходят самые представительные колокольные фестивали и конференции, посвященные теоретическим проблемам карильонного искусства.

Петр решил и эту европейскую моду внедрить в русский культурный оборот: в 1720 году царь заказал в Голландии карильон с 35 колоколами за огромную для того времени сумму в 45 тысяч рублей. В ту пору европейские города гордились карильонами как орденами, иметь свой «колокольный оркестр» считалось столь же престижным, как теперь пригласить на корпоративную вечеринку рок-группу Deep Purple. Петровское предприятие оказалось долгим, и царь русский карильон так и не услышал: инструмент изготавливали, доставляли, устанавливали в Петропавловской крепости четверть века. Когда жители новой столицы наконец подивились малиновому звону, выяснилось, что дорогой иностранной игрушке прижиться в России будет трудно. Может, потому, что православная колокольная традиция основана не на мелодии, а на ритме. К тому же, вмешалась стихия: в 1756 году случился пожар, уничтоживший инструмент, и новый карильон появился в Петербурге только через два десятилетия, по велению императрицы Елизаветы Петровны.

Мастеров диковинной музыки в России не хватало; инструмент нуждался в постоянном уходе, следили на ним неаккуратно. Карильон пришел в негодность; ремонтировали плохо, клавиатуру выбросили, вместо нее устроили механический бой. Колокола исполняли мелодии «Коль славен наш Господь в Сионе» и «Боже, царя храни!» Пролетарская революция, конечно, положила конец этому безобразию. О карильоне забыли, один из колоколов даже оказался в оркестре Малого оперного театра.

Ну и обходились в советской жизни без малинового звона, пока в 1991году в Ленинград не приехал турист из Мехелена, директор Королевской школы игры на карильоне и директор Международного Института колокольного искусства (есть и такой) Йо Хаазен. Дальше все было как в старой телепередаче «Советский Союз глазами зарубежных гостей»: чудак-иностранец влюбился в чужой город, изучил русский язык, нашел себе русскую жену и решил восстановить старый карильон, благо на звоннице Петропавловского собора сохранилось несколько колоколов XVIII века. Питерская газета написала: «Йо Хаазен понял, что просто обязан добиться, чтобы над Петропавловской крепостью вновь зазвучал малиновый звон». Дирекция музея Истории Петербурга оценила ситуацию и решила, что будет дешевле построить новый инструмент. Так не проблема: Хаазен отыскал 350 спонсоров (в том числе в бельгийской королевской фамилии), собрал несколько сотен тысяч долларов, позаботился об отливке колоколов, установке сложного инструмента, организовал в Петербурге класс игры на карильоне, принялся давать уроки мастерства… Свершилось: с 2001 года на старом-новом Петропавловском карильоне исполняется и оригинальная музыка барокко, и романтические произведения XIX столетия, и современные, иногда даже джазовые, мелодии. На колокольне собора святых Петра и Павла стало три уровня звона: новый карильон, 18 сохранившихся колоколов старого голландского карильона XVIII века (они звучат как куранты) и православная звонница из 22-х колоколов.

Ну а мы, как говорится, будем петербуржским карильоном и своей страной гордиться. Ведь, конечно, не только в благородстве чудесного Йо Хаазена дело: Россия – загадочная земля, которая испокон веку привлекает бескорыстных чужестранных энтузиастов. Таким притяжением вряд ли кто другой может похвастаться. Колокола киевского карильона, например, за украинские бюджетные деньги отливали на местных заводах, а в Петербурге – настоящая фламандская экзотика забесплатно! Уникальный инструмент, одно только эхо (каждый колокол настроен на определенную тональность) от взятой ноты длится более 30 секунд. Настраивают карильоны по звуку скрипки; играют как на органе, на клавиатуре для рук и для ног. Звучащее тело - неподвижный колокол, в который ударяет подвешенный изнутри язык, подведенный к колокольной юбке для легкости управления. На таком чудо-инструменте можно исполнять необыкновенные концерты, хоть русских народных мелодий, хоть классики, хоть духовной музыки. При необходимости можно с малинкою отзвонить даже государственный гимн.

Читайте в моем Блоге на следующей неделе: Полет на воздушном шаре