andreypoezdka (andreypoezdka) wrote,
andreypoezdka
andreypoezdka

Categories:

Дорога на дачу: из Петербурга в Петергоф

Император Петр повелел нарезать вдоль дороги в свою летнюю резиденцию земельные участки для строительства дворянских усадеб. За без малого три столетия дорога на Петергоф неузнаваемо изменилась, но и теперь в главный петербургский пригород туристы едут королевским путем. 

           


              Стрельна
          Дачу разумно строить в часе езды от зимнего дома, не больше. Это понимали цари, короли, императоры: Версаль расположен в
17 километрах
от Лувра; от центра Берлина до виноградников Сан-Суси – 26 километров: от Петропавловской крепости до любимой дачи Петра I, дворца в Петергофе – чуть меньше тридцати. Император любил воду, поэтому повелел обустроить летнюю царскую резиденцию на берегу Финского залива. За три столетия дорога на Петергоф неузнаваемо изменилась, но и теперь в главный петербургский пригород туристы, как считается, едут королевским путем.

    
               Ораниенбаум   
             В 1722 году Петр приказал нарезать вдоль «першпективной» дороги земельные участки для строительства «приморских домов». Узкие длинные парцеллы (примерно по четыре тысячи соток) раздавали придворным, вельможам, знатным особам дворянских фамилий, иногда насильно перевезенным в новую столицу. Застройка шла медленно, осваивать невские болота мало кому нравилось, но охотников противиться воле императора нашлось еще меньше. Постепенно на чухонском берегу в парадной шеренге выросла почти сотня дач-усадеб. Соседями стали Нарышкины, Воронцовы, Вяземские, Чичерины, Трубецкие, Апраксины, позже к ним присоединились Волковы, Дашковы, Брюсы, Румянцевы, Шереметьевы, Салтыковы. Постройка особняков в элитной, как сказали бы сейчас, приморской зоне оживилась в царствование Елизаветы, а при Екатерине достигла расцвета.

В этом дворянском жилкооперативе выделялись три главных дачи -дворца - петровские Петергоф и Стрельна и меншиковский Ораниенбаум, с роскошью которых по понятным причинам никто и не думал тягаться. Финские хутора постепенно меняли названия на русские – Аутово стало Автовым, Телтнис стал Тентелевкой, Ермоева стало Емельяновкой; прислуге и крестьянам тоже нужно было где-то селиться, высаживать на огородах свежие овощи-ягоды для господ. В 1770-е годы под руководством инженер-генерала Броуэра тридцатикилометровую дорогу из Петербурга в Петергоф окончательно благоустроили. Современники сравнивали эту пригородную поездку с путешествием из Парижа в Версаль, находя не так уж много отличий и в шикарном обустройстве усадеб, и в красоте окрестностей. Вокруг особняков русских дворян разбивали тенистые сады и парки. Обер-гофмаршал Александр Нарышкин, которому достался неплохой надел в Красной Мызе, например, повелел выкопать на своих землях огромный пруд живописных очертаний с извилистыми каналами и островами. В огромном парке были разбросаны многочисленные павильоны; в одном лежали газеты для чтения, в другом стояла камера-обскура для снятия живописных видов. В оранжереях произрастали экзотические померанцевые, лимонные и лавровые деревья; выращивались ананасы, персики, абрикосы. На многочисленные праздники в Красную Мызу – как и на прочие барские дачи - съезжался светский Петербург. 

  
                            Петергоф
          От этого великолепия сохранилось немногое: особняк графа Александря Воронцова да дача «Кирьяново», построенная для Екатерины Дашковой по ее собственному проекту. В этой усадьбе сейчас районный Дворец бракосочетаний, а позади, на территории бывшего графского сада, торчит скелет недостроенного заводского цеха. К трехсотлетию Петербурга и по желанию Владимира Путина в Стрельне из послевоенной разрухи восстановили Константиновский дворец, названный так по имени сына императора Павла. Теперь выстроенный фактически заново комплекс, за строгим государственным забором, именуется «Дворцом конгрессов»

Первый удар по царевой дачной дороге индустриальная революция нанесла в начале XIX века, когда сюда перевели из Кронштадта Казенный чугунолитейный завод (потом – Путиловский, еще позже – Кировский). Растущий город брал свое, промышленность душила праздную жизнь. В парке подаренного Петром своей супруге дворца Екатерингоф построили бумагопрядильную мануфактуру; задымили трубы Литейного завода Лангензиппена и Тентелевского химического завода. Тишины, гуляний, свежего воздуха становилось все меньше. Усадьбы выкупались, оттеснялись, разрушались, на их месте вырастали доходные дома да бараки для рабочих. А после революции на дачной дороге, как и в петровскую эпоху, верх взял идеологический подход. Переименованное в проспект Стачек Петергофское шоссе с политической точки зрения должно было стать круче Невского. И район стал год за годом хорошеть: появились Тракторная улица, Нарвская фабрика-кухня, Кировский райсовет, общественные бани «Гигант». На бывшем участке генерал-аншефа Воронцова вырос профилакторий, на земле обер-секретаря сената Геллера разбили сад Памяти жертв расстрела 1905 года, на месте усадьбы надворной советницы фон Гольц построили вестибюль станции метро «Кировский завод».


                             Версаль
           Город как огромный пылесос втянул в себя
Дачное, Ульянку, Лигово, Новознаменку, Сосновую Поляну. Стройки вдоль дороги продолжаются и теперь: в низине меж Дудергофским и Матисовым каналами китайские товарищи активно возводят громадный микрорайон «Балтийская жумчужина». Когда-то главными доходными заведениями Петергофской дороги слыли трактиры и кабаки с цыганами; это теперь разгульные шалманы теснятся, как утверждают знатоки, поближе к Комарово и Репино. Но и на пути из Петербурга в Петергоф веселая жизнь не умрет никогда. На землях, некогда отданных императрицей Елизаветой одному из своих фаворитов, генерал-адьютанту Ивану Шувалову, встречает гостей новорусский комплекс «Русская деревня» - с рестораном «Собрание», бревенчатой гостиницей «Кошель», баром «Ладья», избушкой-караулкой «Сельсовет» и, естественно, банькой, на все 24 часа в сутки.

 

Читайте в моем блоге через неделю: Ольга, королева Вюртемберга

Subscribe

  • (no subject)

    Если я оказываюсь в Петербурге летом, то всегда проверяю, цветут ли в городе сирень и жасмин. Так повелось с самой первой, мальчишеской…

  • Парадный проспект

    Если Невский – улица, соразмерная человеку, а не величию его замыслов, то Московский проспект – символ социалистического Ленинграда,…

  • Солнце поэзии

    Два великих поэта, Адам Мицкевич и Александр Пушкин, оставались друзьями, пока их не разделила политика и отношение к российской власти. В Польше…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments