?

Log in

No account? Create an account

Непраздничная тема

« previous entry | next entry »
May. 4th, 2009 | 10:10 am

Пискаревское мемориальное кладбище-музей на проспекте Непокоренных, 74 не входит в список популярных туристических маршрутов. Все правильно: люди приезжают в Петербург, чтобы радоваться и осматривать совсем другие памятники, а не для того, чтобы скорбеть. Или все-таки в этом есть что-то от советской традиции праздников, диктующей такой отношение к войне, при котором демонстрация сегодняшней боевой мощи важнее памяти о былых страданиях?   

 

            У меня есть толстенный, восьмисотстраничный, энциклопедический справочник «Ленинград», выпущенный к сорокалетию Октября. Блокаде Ленинграда в этой книге посвящено десять страничек. На той, где фотография капустного поля у Исаакиевского собора – три строчки о потерях: за 871 день блокады от голода в городе умерли 632 тысячи человек. Та же цифра фигурировала на Нюрнбергском процессе. На мемориальном панно на Пискаревском кладбище, открытом в 1960 году – похожие данные, 641803 человека. Эти цифры в советское время оставались официальными, хотя уже в шестидесятые годы западные историки утверждали, что жертвами блокады Ленинграда стали не менее одного миллиона двухсот тысяч человек. Теперь пишут разное: встречаются цифры и в четыреста тысяч, и в полтора миллионах погибших. Есть и такие сведения: только в первый, самый страшный год блокады, погибли 780 тысяч человек. До войны население города составляло три миллиона двести тысяч; в январе 1944 года в Ленинграде оставались 700 или 800 тысяч жителей. Но сколько беженцев из Прибалтики и северо-западных областей России оказались в Ленинграде к началу блокады – триста тысяч или пятьсот? Скольких горожан удалось эвакуировать? Скольких и кого удалось похоронить? Даже на Интернет-сайте Пискаревского кладбища указано: «В братских могилах погребены около полумиллиона человек».

В европейской историографии (в частности, немецкой) блокада Ленинграда, как ни странно, не считается перворазрядной военной кампанией, уступая в оценках по значимости, а в описаниях – по ужасу и частоте упоминаний не только Сталинградской битве и атомной бомбардировке Хиросимы, но и разрушительным авианалетам союзников на Дрезден в феврале 1945 года. Западные историки указывают, что при обороне Ленинграда погибли 300 тысяч советских солдат и офицеров. В отечественных исследованиях разные цифры (с учетом пропавших без вести - до полумиллиона). По другим сведениям, 300 тысяч человек погибли за одиннадцать месяцев боев на одном только «Невском пятачке», крошечном советском плацдарме площадью около полутора квадратных километров на левом берегу реки. Кто-то кропотливо вычислил, что средняя продолжительность жизни солдата на этом клочке суши составляла 52 часа. В большой и многолюдной стране каждого человека, конечно, не сосчитать, да и к чему? Как написано об истории Победы в другой книге (эта издана совсем недавно): «Много ленинградцев, воинов и жителей города, погибло в те дни. Но павших заменили живые».

В моем советском городском справочнике речи М.И.Калинина при вручении Ленинграду в 1945 году ордена Ленина «за мужество и героизм, дисциплину и стойкость, проявленные в борьбе с фашистскими захватчиками в трудных условиях вражеской блокады» отрядили семь строк. О том, что в 1949 году партийные и советские руководители города, сплошь генералы и герои блокады, обвинены в измене Родине, намерении отторгнуть Ленинградскую область от СССР и расстреляны, в энциклопедии не сказано вовсе, хотя к моменту ее выхода в свет Сталин уже умер и всех этих несчастных коммунистов посмертно оправдали. 

            Почти полвека после Победы многие аспекты ленинградской блокады оставались запретной темой. Сейчас, конечно, известно больше – вопрос в том, намного ли? – однако особого общественного интереса эта трагическая тема по-прежнему не вызывает. Советская традиция военных праздников состоит в демонстрации боевой мощи, а не в скорби по погибшим. Блокадников в живых осталось совсем мало; принято подчеркивать их героизм и не принято в деталях говорить об их страданиях. А ведь именно неслыханные страдания сотен тысяч людей были оборотной стороной этого героизма; ведь именно нечеловеческие страдания и составляли самое главное содержание и блокады, и всей войны. Есть еще и совсем неприглядная сторона героической истории. В блокадном Ленинграде были зарегистрированы сотни, если не тысячи случаев каннибализма; за людоедство расстреливали без суда и следствия. В блокадном Ленинграде за несколько буханок хлеба и банок консервов скупались частные художественные коллекции. Архивисты свидетельствуют: до сих пор в большинстве своем закрыты документы о снабжении продуктами городских властей и партийной верхушки. Известно, например, что во время блокады в городе выпускали пирожные. Выяснилось, что в первые месяцы осады в Ленинграде довольно сильны были пораженческие настроения, вообще характерные для Советского Союза начала войны из-за упований на «цивилизованность» немцев. Все это – совсем другая военная история, о которой не услышишь из-за грохота танковых гусениц по брусчатке Красной площади и парадного марша Победы на асфальте Невского.

Пискаревское кладбище не входит в список популярных туристических маршрутов Петербурга. Во многих городских путеводителях последнего десятилетия оно не упомянуто вовсе. Однако на Интернет-порталах для гостей города об этом скорбном месте все же сообщается кое-что познавательное. Например, что именно здесь установлена одна из трех самых знаменитых советских статуй Родины-матери, правда, заметно уступающая в размерах волгоградской и киевской, всего шесть метров. Зато Пискаревское  – самое большое в мире кладбище, созданное в годы войны. Занесено в книгу рекордов Гиннеса. Отличный повод для национальной гордости.

 

 

 

Через неделю: Чугунные решетки Петербурга.

Link | Leave a comment |

Comments {0}