andreypoezdka (andreypoezdka) wrote,
andreypoezdka
andreypoezdka

Category:

Русская Бастилия. Прекрасная самозванка.

Она были исчадием ада, а может, просто взбалмошной особой, попавшей в жернова политических интриг. Расплатой за ее пылкую любовь стало предательство. Всероссийскую известность этой женщине принесла выдуманная история ее смерти. И сегодня княжна Тараканова остается мифом - ведь мы даже не знаем ее настоящего имени.  

Эта прекрасная молодая женщина – сама дьяволица, потому что она ждет смерти, как соития. Ее предсмертный ужас – как страстное томление, ее отчаянный стон – словно шепот любовницы; последние минуты ее трагического настоящего – всего лишь жалкий отблеск ее блестящего прошлого. Самозванка, выдававшая себя за дочь и наследницу императрицы Елизаветы Петровны, скончалась 4 декабря 1775 года в тюрьме Петропавловской крепости от чахотки, скрыв тайну своего рождения даже от священника. Обрядов при ее погребении не было совершено никаких, и та смиренная могилка, которую через пятьдесят лет якобы видели во дворе Алексеевского равелина узники-декабристы – только отблеск страшной романтики, связавшей воедино смерть и заговор, любовь и предательство.


Почти век спустя художник Константин Флавицкий продлил самозванке жизнь на два года, уготовив ей на своем холсте еще более страшную кончину: смерть в тюремной в камере от наводнения, постигшего Петербург 10 сентября 1777 года, когда многих узников Петропавловской крепости, по свидетельствам историков, власти не захотели или не смогли спасти. Картина Флавицкого «Княжна Тараканова в темнице во время наводнения», впервые показанная на выставке в Академии художеств в 1864 году, произвела переполох в русском обществе и вызвала неудовольствие двора. Модный критик Владимир Стасов назвал полотно 34-летнего не слишком известного художника «блистательнейшим и глубочайшим творением национальной живописи». «Эти подгибающиеся колени, запрокинутая в отчаянии голова, закрывающиеся глаза, опустившиеся безнадежно руки, между тем как через решетку окна брызжут волны поднимающегося наводнения… - восхищался Стасов, - С какою страстью, с каким кипучим талантом изобразилось все это на картине Флавицкого!» Последовала громкая и короткая слава, но скоро и на судьбу живописца легла печать трагедии: два года спустя Флавицкий умер от чахотки. Смерть соединила его с загадочной узницей Алексеевского равелина.

Она называла себя принцессой Елизаветой Владимирской. Вымышленную фамилию Тараканова в действительности носила дочь императрицы Елизаветы от царедворца Алексея Разумовского Августа, постриженная в монахини под именем Досифеи в проведшая свои дни в безвестности. Таковы уж были нравы эпохи: царские дети, рожденные в морганатическом браке, не получали прав на престолонаследие. Бастарды добровольно или по принуждению отказывались от света и посвящали жизнь Богу, дабы их имена не использовались в политических интригах.
 Главным персонажем и жертвой такой международной интриги, по-видимому, инспирированной польским магнатами, и стала молодая красивая авантюристка. После кончины в 1761 году императрицы Елизаветы Петровны российский престол достался ее племяннику, Петру Федоровичу, который через несколько месяцев был отстранен от власти заговорщиками и собственной женой Екатериной Алексеевной. В 1772 году Россия завледела значительной частью польской территории, и вскоре при дворе короля Станислава Понятовского, видимо, пришли к выводу, что в разгар бунта Емельяна Пугачева проблема правопреемства трона может создать русской императрице неприятности. Историю превращения в претендентку на русский престол девочки, воспитанной монахами-иезуитами, получившей прекрасное образование, владевшей несколькими языками, к тому же на редкость привлекательной, художник Флавицкий почерпнул из книги француза Жюля Кастера «История Екатерины II», которая, как считают в России, отражает польскую версию биографии мнимой княжны.
               
Екатерина II в молодости                                       Граф Орлов

Известно, что с начала 1770-х годов прекрасная авантюристка с бесчисленными приключениями путешествовала по Европе, окруженная поклонниками, порой доводя их до разорения и долговой тюрьмы. Она любила роскошь, знала себе цену и не отличалась строгостью нрава. Преследуемая кредиторами, кочевала из Киля в Берлин, из Берлина в Гент, оттуда направлялась в Лондон и Париж, именуясь то девицей Франк, то госпожой Шель, то мадам Тремуйль, то султаншей Али-Эмете. Наконец, превратилась в принцессу Елизавету. Эта принцесса по отцовской линии якобы происходила из богатого рода князей Владимирских, выросла у дяди в Персии, а по достижении совершеннолетия приехала в Европу, чтобы вернуть себе петербургский престол. Она рассылала манифесты и письма к султану и российским царедворцам с требованиями о поддержке. В этих письмах говорилось о завещании покойной царицы и о намерении ее воскресшей дочери занять трон при помощи Емельяна Пугачёва.
В Петербурге решили не мешкать; фаворит Екатерины II Алексей Орлов получил от императрицы приказ «схватить бродяжку». Статный, знающий толк в женской красоте граф исполнил повеление - надо думать, не без удовольствия для себя: он стал любовником княжны и предложил ей руку и сердце. Фальшивая Елизавета потеряла голову. Венчание назначили на борту русского корабля, стоявшего в порту Ливорно. Но самозванку доставили не под венец, а в камеру Петропавловской крепости; вместо престола ее ждали Алексеевский равелин и скорая гибель.  



Могила княжны Таракановой

Историки правы: картина Флавицкого не соответствует реальности. Зато соответствует романтической логике трагедии. Всмотритесь: невская вода уже подбирается к подолу пышного платья перепуганной красавицы; крысы ищут спасения на тюремном ложе. Но спасения нет. Остается только страх смерти - как ожидание последней страсти. Как неминуемая расплата за земные грехи.

Через неделю читайте в моем Блоге: Корней Чуковский в Петербурге

 

Subscribe

  • (no subject)

    Если я оказываюсь в Петербурге летом, то всегда проверяю, цветут ли в городе сирень и жасмин. Так повелось с самой первой, мальчишеской…

  • Парадный проспект

    Если Невский – улица, соразмерная человеку, а не величию его замыслов, то Московский проспект – символ социалистического Ленинграда,…

  • Солнце поэзии

    Два великих поэта, Адам Мицкевич и Александр Пушкин, оставались друзьями, пока их не разделила политика и отношение к российской власти. В Польше…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments